22. Смех и слезы

Добрый день.
Объявляя построение новой психологии, мы ставили задачу спрогнозировать
сможет ли данный человек выполнить - успешно - данную задачу или серию данных задач.
Это то что можно спрогнозировать, проверить, это предмет для научного исследования.
Но тут требуется предварительная теоретическая проработка.

Раз уж мы говорим о способности справиться с задачей, то тут с необходимостью возникает некая Энергия.
Энергия, которую человек может выделить на задачу,
и энергия, которая расходуется на эту задачу (выделяется - потребляется)


Я стараюсь не употреблять слово Энергия,
чтобы не попасть в одну группу с шарлатанами, рассуждающими о психической энергии на фоне всякого рода мистики.
Тем не менее без энергии мы обойтись не можем, но нужны четкие формулировки.

Оказывается, что смех и слезы
прямо связаны с расходом человеческой энергии.
Давайте для начала отфиксируем некоторые вполне очевидные вещи.

Если мы плачем,
то как мы оцениваем мир?
наступает ли расслабление?
сохраняется ли в нас запас энергии?
А если смеемся?
Вот что ясно:


Опираясь на эти наблюдения ...
Слезы

1) Человек принимает задачу. Теперь это его задача. (Если проигнорировал - слез не будет.)
2) Начал расходовать ресурсы ... израсходовал все что было, а надо во много раз больше.
3) Отказался от задачи. Слезы.





Итого:
1) Отрицательная оценка мира - поражение.
2) Не осталось совсем ресурсов - человек не только выделил их - он уже их потратил.
3) Расслабление. Нет больше задачи, очередь задач пуста (в данный момент).
Примеры, когда мы плачем:
Разлука с любимым.
Смерть близкого человека.
Поражение, которого мы всеми силами старались избежать.
Все в рамках нашей модели.
Смех.
1) Человек предвидит большую (энергоемкую) задачу и выделяет много ресурсов.
2) Неожиданно выясняется, что задача может быть решена при небольшом расходе ресурса.
3) Задача решена - и остался большой неизрасходованный запас.




Итого:
1) Положительная оценка мира - победа, причем малой кровью.
2) Расслабление - очередь задач сейчас пуста.
3) Большой остаток ресурсов - его можно потратить на радость и веселье.
Примеры, когда смешно.
Трудная проблема - "сохранить картину мира, которая поплыла".
Например, вы вошли в комнату, где кривые зеркала. И мир поплыл.
Но когда вы поняли, что это не мир изменился, а зеркало кривое, вам стало смешно.

Еще трудная проблема - "сохранить свой социальный статус, когда ему угрожает снижение (позор)"
Например, Чарли Чаплин.
Маленький герой попадает в неловкие ситуации и нам смешно. Почему?
Если бы этот герой был нам неприятен - и мы бы НЕ отождествляли себя с ним - мы бы не смеялись.
Если бы мы полностью отождествили себя с героем, мы бы не смеялись, скорее мы бы плакали.
Но на этой границе есть тонкая область, в которой мы можем сначала отождествить себя с героем,
а потом в нужный момент - разотождествить.
Когда герою угрожает потеря статуса,
а мы отождествляем себя с ним,
мы чувствуем угрозу своему статусу
и это трудная проблема для нас.
Но мы вовремя вспоминаем, что это его проблема, а не наша.
В этот момент мы можем вздохнуть с облегчением
и посмеяться над героем и его проблемой.
В сети можно обнаружить три классических теории смеха.

1) Теория превосходства.
Так понимали смех Платон и Аристотель.
На основе анализа античной комедии они сформулировали:
"Вы смеетесь над маленьким героем, потому что чувствуете свое превосходство."

2) Теория несоответствия.
Так понимали смех Кант и Шопенгауэр.
Эта позиция расширяет предыдущую -
"маленький герой претендует на большую роль в пьесе" - частный случай "несоответствия".
Но "несоответствие" шире. Когда собачки танцуют под музыку, нам смешно.
Тут маленького героя и нашего превосходства над ним нет.
Но нессответствие есть.

3) Теория компенсации.
Так понимал смех Зигмунд Фрейд
Нам запретили высказываться на некоторые темы (о сексе, например)
- а мы все равно высказываемся, хотя и иносказательно.
И смеемся над теми кто нам запретил, а мы все равно.

Наша модель является более общей и включает каждую из этих моделей как частный случай.
Мы будем использовать ее в следующих лекциях.
В заключение перескажу сценку из Аркадия Райкина, видимо, написанную Жванецким.

Изучали смех, проводили эксперименты.
На прохожих бросали с крыши кирпич.
Бросили сто кирпичей.
Засмеялся один. Оказалось - главный бухгалтер. К нему в этот день приехал ревизор.
Почему смеялся человек?
Перед ним стояла трудная задача "разговаривать с ревизором".
И вдруг ее заменили на легкую задачу "лечь в больницу надолго".

Как видите, наша модель в этом случае работает (а три классических модели - нет).

Спасибо

Вопросы по содержанию

  1. Приведите еще примеры "когда смешно", и проверьте, работает ли наша модель.
  2. Приведите еще примеры, "когда мы плачем", и проверьте, работает ли наша модель.